Бюджетное учреждение ХМАО-Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница»

8 (3466) тел. 26-00-40, 29-00-53, факс 46-40-99
Версия для слабовидящих

Текст #000283

В исторической ретроспекции, например, совсем иначе выглядела бы жалоба директора фарфорового завода на недопоставку сырья и перевозку его в угольных полувагонах. Директор винит глиняный карьер, что в Днепропетровской области, и железную дорогу. А ведь ему не жаловаться, а скорее нужно хлопотать о поисках местного сырья. Прикиньте, почем чашечка, если глину для ее изготовления возят за пять тысяч километров. И во сколько обходится и будет впредь обходиться очистка засоренного углем каолина. Потому что, кроме как в углярках, возить его не в чем. Почему?
Новокузнецк, Ленинск-Кузнецкий, Прокопьевск — места, где протекает добрая половина событий фильма, — часть УКК — знаменитого Урало-Кузбасского комбината, созданного весьма расчетливо в тридцатые годы. На Урал отсюда — коксующийся, уголь, с Урала сюда — железную руду. И там и тут — металлургическое производство. Со временем вступила в действие собственная рудная база Сибири, а уголь по-прежнему необходим Уралу и не только ему. Донецкий бассейн истощается. Чем бы теперь загружать в обратный путь опорожненные, например, на Украине углярки? Но кому-то пришло в голову построить фарфоровый завод за пять тысяч километров от источника сырья, и в черное стали грузить белое. Так что директору Ивану Ивановичу и похвалиться нечем, и жаловаться бесполезно. И не надо бы пытаться авторам фильма показать на примере фарфорового завода, «как надо на самом деле».
Однако там возникает, на «Масисе» продолжается и на «Хромотроне» вроде бы завершается тема совершенствования профессиональных навыков у рабочих. Что, само собой, необходимо для повышений производительности и качества труда. Только почему девушки на фарфоровом учатся работать прямо на производстве, почему на «Масисе» варпет учит варпета, а опыт этих мастеров индивидуального пошива обуви служит лишь тому, чтобы заполнить пробелы в машинной технологии, и как, наконец, набрались опыта и мастерства парни из «Хромотрона»? Нет ли здесь проблемы, которую авторы фильма из небрежения к ретроспективе развития экономики случайно упустили? Есть она, увы, есть.
Еще лет десять назад иркутские социологи, исследуя причины текучести кадров, выяснили, что среди переходящих с одного предприятия на другое самую многочисленную категорию составляют те, кто получил рабочие навыки непосредственно в цехе или на краткосрочных курсах предприятия. При этом из ста уволившихся 57 вместе с местом работы меняли профессию. Грубо говоря, был токарь — стал пекарь. Значительно меньше среди мигрантов насчитали выпускников профессиональных училищ. И в пекари из токарей в этой категории подавались лишь одиннадцать из ста. И вообще, чем дольше, чем основательней учился человек, сделали вывод социологи, тем реже меняет он место работы и тем более — профессию.
В начале шестидесятых годов, если за давностью не ошибаюсь, был создан при Московском городском совнархозе совет новаторов. Вошли в него рабочие высшей квалификации, люди, применявшие только собственно ими изобретенный инструмент, лично придуманную и многократно продуманную свою технологию. Один из них, помнится, раза три, не меньше, предлагал пересмотреть ему нормы выработки и каждый раз, когда повышали их втрое, перевыполнял, посмеиваясь, новые в четыре раза. Я к тому это рассказываю, что не было среди членов совета летунов, и все они в свое время поокончили четырехгодичные фабрично-заводские училища.
Теперь, вернувшись к фильму, нельзя не заметить, как ни хороши, ни духоподъемны и ни зрелищны конкурсы мастерства, какое восхищение и уважение ни вызывало бы искусство самородков-варпетов, ничто не заменит рабочему солидного профессионального образования. Его-то нам все острее не хватает в наступающей научно-технической революции для повышения культуры, производительности и качества труда. Тут купить сертификат сестринское дело тут!