Бюджетное учреждение ХМАО-Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница»

8 (3466) тел. 26-00-40, 29-00-53, факс 46-40-99
Версия для слабовидящих

Текст #000323

Созданные Александром Александровичем Аловым в содружестве с В. Н. Наумовым картины — о нашей революции, о Великой Отечественной войне, о прошлом и о сегодняшнем дне — будут жить долго. Об этих работах написано и еще будет написано много книг, статей, исследований. Я же хочу сказать об Алове — удивительном, редком человеке.
Мне довелось сниматься в двух картинах Алова и Наумова: в «Беге» и в «Легенде о Тиле». Много месяцев провел я в тесном общении с ними. Говорят: «Незаменимых людей нет», а я бы заметил —нет незаменимых профессий и мест. Но нельзя заменить человеческую личность, которая создавала вокруг себя особый мир, живые взаимосвязи, неповторимую атмосферу общения. Придет другой человек, и будет другая атмосфера, будут другие взаимоотношения.
Может быть, потому, что мы живем стремительно, у нас иногда не хватает терпения и времени выслушать и понять другого человека. Заметьте, как мы спорим: каждый торопится высказать свое мнение, не очень вникая в рассуждения оппонента. Александр Александрович Алов относился к категории тех, кто умеет уважать чужую точку зрения. При всем своем большом опыте, при огромном профессиональном мастерстве, при таланте, при всеобщем признании — он был всегда обращен душой и сердцем не к себе, а к человеку, который рядом. С ним было спокойно и увлекательно разговаривать. Ты знал, что тебя слушают. Ты знал, что тебя понимают. Ты знал, что тебе хотят помочь. И это была не просто красивая поза, а сама суть замечательного человека. Уверен, что меня поддержат все, кто трудился рядом с Аловым и Наумовым в картинах «Павел Корчагин», «Ветер», «Мир входящему», «Бег», «Легенда о Тиле», «Тегеран-43».
Это кинематограф реалистический и освященный высокой романтикой, мужественный и лирический, отмеченный тонким психологизмом, вниманием к духовному миру личности, масштабный по социальной проблематике,— кинематограф активный, действенный, страстно утверждающий наши гуманистические идеалы.
Алов и Наумов прекрасно дополняли друг друга. Если Владимира Наумовича нередко во время съемок фантазия буквально захлестывала и он как бы переполнялся своими дерзкими идеями и предложениями, то Алов, понимая и признавая эту фантазию, вводил ее в берега, придавал ей окончательную форму. И я ни разу не видел, чтобы они спорили. Они поразительно понимали друг друга. Сейчас я думаю, что в этой необходимости слушать другого, признавать мнение другого, в умении настоять на своем, не обидев другого человека, и выработался характер Александра Александровича Алова, стиль его поведения. К тому же, я считаю, что это было у него еще и природное дарование.
Есть люди, рядом с которыми быть — напряженно. Не знаешь —чего ждать. Такой человек может неизвестно на что обидеться, неизвестно от чего взвинтиться, непонятно почему вдруг загрустить... И ты все время как на вулкане. И подобных людей немало, особенно в искусстве.
А есть другие — с которыми чувствуешь себя легко и уверенно. Таким был Александр Александрович. Это не значит, что был он добреньким и уступчивым, лишь бы от него отстали и не мешали ему спокойно жить. Нет, у него всегда была своя твердая позиция в искусстве и в жизни. Но только в борьбе за свою позицию он не унижал оппонентов.
И, конечно же, Александр Александрович был человеком великого мужества. Можно только предполагать, какие мучительные и страшные мысли терзали его, знавшего о своем недуге. Но на людях этот тяжело больной человек вел себя не то что ровно, а я бы сказал — подчеркнуто ровно. Он был спокоен. Остроумен. Чуть-чуть задирист, но всегда добродушен. Он никого не хотел обременять своим горем — это тоже редкая черта.
Этот человек жил не для себя, не ради себя. И вот — ушел он из жизни и завещал нам беречь ту прекрасную атмосферу добра и внимания к людям, которая всегда была вокруг него. Казино Vulkan Russia играй и забирай победу с собой на официальном сайте