Бюджетное учреждение ХМАО-Югры «Нижневартовская психоневрологическая больница»

8 (3466) тел. 26-00-40, 29-00-53, факс 46-40-99
Версия для слабовидящих

Нашу работу оценивают по выручке на судо-час

Первым взял слово донкерман Г. Дранов:

— Не чувствую я перестройки. Семь суток простоя в Туапсе обернутся невыполнением плана для экипажа. А при чем тут мы? Настало время кончать с равнодушием. Нужен внутрисудовой хозрасчет.

Ему возразил капитан:

— Нашу работу оценивают по чистой валютной выручке на судо-час. Выходит, что простои на наших результатах не сказываются. Принцип у транспорта прост: бери больше, вези дальше и быстрее. Наше благополучие не от доходов, а от сокращения расходов зависит.

Позиция капитана экономическую политику мне не прояснила, а, наоборот, затуманила. Тут же нашлись у меня единомышленники. Председатель судкома, донкерман В. Кайтуков заявил:

— Нам не безразличны доходы пароходства: от них зависит не только развитие предприятия, но и строительство жилья, баз отдыха.

Его мысль развил матрос С. Клычев:

— Я о мелочах. Мы заказали капроновый канат, а нам привезли тот, который не нужен. Одна доставка обошлась в 500 руб. Производительность труда у моряков не растет, потому что нет средств малой механизации. Мы экономим на спичках, а теряем лес. Хозрасчет нужен.

Выставлявший почти на каждую мысль свой контрдсвод капитан, наконец, согласился:

— Перестройка объявлена лишь сверху, а внизу ее пока нет.

Второй механик Н. Кропивницкий с места подытожил:

— Кому не нравится на этом пароходе, может идти на другой.

Ничего не скажешь, веский аргумент. Не потому ли отмалчиваются моряки на собраниях?

Новые методы хозяйствования, образно говоря, штормят. В начале года экипаж избрал свой Совет трудового коллектива, но через 2—3 месяца эта инициатива была прихлопнута депешей сверху: от команды требовался лишь один кандидат в обще пароходе кий совет. Гарантий, что там его изберут, не было — на флоте много судов.

На СТК возлагались немалые надежды. Рабочая администрация смогла бы требовательнее контролировать выполнение коллективного договора между руководством пароходства, профсоюзным комитетом и экипажами...

Словом, когда окунаешься в морские проблемы, то видишь, что их так много, как колючек на кактусе, и что они так же остры. В этом рейсе, например, мы были без лага. Машины без спидометра на шоссейные дороги не выпускаются, а столь огромное судно, как «Новороссийск», ушло без него в открытый океан. Старый прибор не годится, новый не приобретается. Портовый надзор, попустительствуя, свидетельствует о готовности судна к плаванию. От такой позиции и до беды недалеко...

На «Маршале Рокоссовском» вышел из строя кондиционер. Люди изнемогали от жары, спали на палубах, неотдохнувшими выходили на вахту. Тут опять до неприятностей один шаг...

Когда перед пересадкой на балктанкер я разговаривала с капитаном В. Павловым, то он показал картонный лист, на котором белым обозначены дни движения, синим — стоянки в советских портах, красным — время грузовых операций за рубежом. Зрительно он выглядит так: красного цвета очень мало, а синий с белым напоминают шахматную доску. Цифры уточняют: из 225 сут 1988 г. «Новороссийск» был в пути 155 сут, а в ожидании причалов и на погрузке — 70. Отставание от плана прибыли уже составило 200 тыс. руб. при выполнении в основном рейсовых заданий.

Мне показалось, что В. Павлов, разглядывая лист, думал о том, что ждет его в родном порту. Без проблем здесь не обходится. Вслух капитан сказал, сославшись на кого-то из классиков:

— Не дело долго стоить в порту. Суда гниют, черт знает до чего доходят люди...

Так кто же ты, капитан, — хозяин или извозчик? В казино миллион собраны лучшие игровые автоматы Игрософта и Гаминатора